Авторская Программа
Авторская Программа
Авторская Программа
КИНО
МУЗЫКА
Метки и теги
Авторизация
Гадания онлайн
Гадания онлайн
Главные новости
Вопрос - Ответ
Наш опрос
Откуда Вы о нас узнали?
Рассылка новостей
Партнёры:

Туристический комплекс



Вселенная радости



Тренинги и семинары по психологии


Долина Белого Шамана
» » » Рождественская история

Рождественская история

Это был тихий и добрый Рождественский вечер. На улице лежал ослепительно белый снег, приветливо поблескивающий при свете фонарей. Все нормальные люди уже давно были дома и готовили праздничный ужин. Кое-кто, правда, все еще суетливо бегал по магазинам с последней надеждой купить рождественский подарок, но только не Светлана Огнева. У нее начался отчетный период, и она была единственной, кто находился в офисе в этот чудесный семейный праздник, обложенная кучей бумаг и бесконечных папок, и уставшими глазами пыталась свести итоговые цифры никак не сходящегося отчета. Хотя нет, в офисе она была не одна. Ну, если не считать давно уснувшего охранника. В кабинете напротив, отделенном от кабинета Светланы лишь стеклянной перегородкой и узким коридором, сидел еще один сотрудник, пожертвовавший сегодня своим выходным днем и вышедший на работу. Только причины у него были иные, нежели у Светланы, которая действительно работала весь день не покладая рук. Антон Левский, скорее, имитировал рабочую обстановку, на самом деле работы в праздник у него не было никакой, и он весь день перекладывал бумаги на столе и сидел перед своим компьютером, но взгляд его то и дело был устремлен не в монитор, а за стеклянную перегородку, туда, где работала Светлана.

 Впрочем, ему можно было не создавать никакой видимости труда, поскольку Светлана не только не обращала на него внимания, но и не заметила бы коллегу, даже если бы им пришлось нос к носу столкнуться в узком коридоре. Она никогда не смотрела в его сторону, и, он был в этом совершенно уверен, даже не подозревала о его существовании на свете и работе в этом офисе, в частности. Антону не приходилось прежде встречать человека, более поглощенного своей работой, чем эта молодая женщина. И дело было не в карьеризме, а, скорее, в ее сверхответственности перед компанией, педантизме, желании все сделать правильно и вовремя. Такие, как она, в юности учатся на отлично, а потом окунаются в работу настолько, что личная жизнь становится для них чем-то вроде фантастической сказки, где все герои – вымышленные существа. У нее всегда было много работы и, что неудивительно, совсем ни на что не хватало свободного времени. Она была из тех женщин, которые жили работой даже дома, унося с собой пачки документов, чтобы нескучно было скоротать вечер. Она была не замужем и, Антон в этом был уверен, мужчины у нее тоже не было. Но как же он мечтал о том, чтобы эти, обычно такие грустные и уставшие от работы и вечной ответственности, глаза посмотрели на него хоть один раз с теплотой и нежностью. А глаза у нее, действительно, были необыкновенно красивые. И улыбка… Похожая улыбка была лишь у Монны Лизы. Не одну другую женщину в мире Господь не наделил такой кроткой, нежной, трогательной, восхитительной улыбкой. Только вот улыбалась она нечасто. Иногда Антону казалось, что за ее улыбку он готов достать луну с неба или сцепиться в схватке с соперником. Он плохо переносил выходные, потому что в эти дни не видел ее. Но при своей природной робости Антон скорее наступил бы на собственное горло, чем пригласил ее на свидание. К тому же, она была выше рангом в их компании. И было еще тысяча причин, по которым Антон не решался к ней подойти, девяносто девять же процентов из них были, скорее, надуманными.

 Будучи душой компании в кругу своих близких друзей, весельчаком и неунывающим оптимистом, он мгновенно терял дар речи и ощущал слабость в коленях, стоило Светлане Огневой оказаться в поле его зрения на расстоянии хотя бы десяти метров. При своем возрасте тридцать с небольшим, он чувствовал себя первоклассником, влюбившемся в первую учительницу и дрожащими руками несущем ей цветы. Друзья пытались познакомить его с шикарными блондинками с пышным бюстом. Левский был не глуп, довольно симпатичен, строен, и вроде бы, интересен окружающим девушкам. Но разве он смог бы променять свою Светлану на какую-то пустышку? В Светлане Антона манила глубина, ее ум, проницательность, спокойный характер, сдержанность, тактичность и многое, многое другое. Она была для него словно другой мир, неизведанная Вселенная, загадочная и в то же время такая знакомая и близкая. В ней была какая-то особая, внутренняя красота, не рвущаяся наружу, не кричащая открытым бюстом и яркой косметикой, а такая тихая и спокойная, к которой нужно внимательно присматриваться и изучать ее, постепенно открывая все новые пласты. Нет, она была совсем не похожа на окружающих женщин. И это Антону безумно нравилось. Но также отчетливо он понимал, что шансов у него один на миллион, и подойти он так и не осмелится.

 Шли месяцы, а наш герой лишь вздыхал за своей стеклянной перегородкой и на подкашивающихся ногах приносил Светлане в кабинет новые папки, которые она брала, почти никогда не поднимая на него взгляд. Когда она что-то писала, перелистывая бумаги, он стоял, затаив дыхание, очарованный грацией ее тонких, изящных пальцев. Такие руки созданы для поцелуев, думал он. Такая нежная кожа… если бы он мог коснуться губами… Его грезы разлетались, когда она протягивала ему документы, и он уходил, опьяненный на целый день чудесным, щемящим душу видением.

 Вот и сейчас молодой человек стоял, прижавшись лбом к холодному стеклу перегородки своего кабинета, и смотрел напротив, на стол, за которым сидела сосредоточенная на отчетах Светлана. Поглощенный собственными мыслями, Антон не заметил, как кто-то рядом оперся о стеклянную стенку и сочувственно произнес:

- Так работать в Рождество… надо же…

Антон кивнул в знак согласия. Потом, словно очнувшись, резко повернулся к собеседнику:

- А… вы вообще кто? Разве сегодня не выходной?

- То же самое я хотел спросить и у вас, Антон, - усмехнулся собеседник и перешел на деловой тон: - Что вы делаете в выходной день в офисе?

 Антон наморщил лоб, силясь вспомнить, видел ли он раньше в компании этого мужчину в длинном белом пальто, под которым был светлый костюм с галстуком. Может быть, это его новый начальник, устраивает проверку, чем занимаются подчиненные, когда в офисе никого нет?

 - Нет, я не ваш шеф, - усмехнулся собеседник в белом, словно прочитав его мысли.

- Тогда кто… и как вы сюда…

 Незнакомец обернулся вокруг своей оси, демонстрируя прекрасные, сияющие крылья за своей спиной. Эти крылья вовсе не были похожи на рождественскую бутафорию. Это был самые настоящие, живые крылья.

 - Что за черт… - выругался Антон, не веря своим глазам и пытаясь понять, в чем здесь секрет и кто его пытается обмануть.

- Но-но! – погрозил указательным пальцем мужчина, затем учтиво поклонился: - Ангел Гавриил, Рождественский вестник.

- Ну да, конечно! – в свою очередь недоверчиво усмехнулся Антон, - а я, с вашего позволения…

- Пылкий влюбленный, уже полгода не смеющий признаться в своих чувствах, - растянулся в улыбке Ангел и, видя полное недоумение Антона, добавил более серьезно: - Я все о вас знаю, я же Ангел.

 Ангел прошествовал по кабинету вокруг Антона, окидывая его взглядом с ног до головы. Антон, впрочем, делал то же самое – с неподдельным интересом и изумлением разглядывал человека напротив. Страха не было, но и особого доверия тоже.

 - Видите ли, Антон, мы уже давно наблюдаем за вами, и вы на очень хорошем счету в Небесной канцелярии. А такие нежные и трогательные чувства, которые вы испытываете к Светлане Кирилловне, на протяжении столь долгого времени, поистине достойны восхищения, - Ангел склонил голову в знак уважения.

- И… что все это значит? – недоверчиво прищурился Антон.

- Меня послали к вам с важным поручением, - Ангел перестал нарезать круги вокруг своего собеседника и остановился с очень серьезным выражением лица: - Вы можете загадать желание, сегодня Рождество. Но будьте осторожны… любое желание может сбыться сегодня, только думайте о последствиях.

Ангел повернулся спиной, и с интересом стал разглядывать канцелярские принадлежности на столе, взял в руки степлер и пару раз щелкнул им в воздухе. Антон с тоской посмотрел через стеклянную перегородку. Вот предел всех его мечтаний. Сидит за стопками бесконечных бумаг и даже не подозревает о его чувствах, разрывающих ему душу.

- А я могу загадать, чтобы… - Антон неуверенно повернулся к Ангелу. Тот стоял к нему спиной, словно не хотел мешать молодому человеку определиться с желанием. - Чтобы…

- Чтобы она была вашей? О да, можете! Все, что угодно сегодня! – Ангел уже ковырялся в коробке с шариковыми ручками. Его забавляли цветные липкие листики-наклейки для напоминания и он с удовольствием заклеил ими полмонитора.

- Но чем это будет чревато для нее… и для меня?.. – неуверенно высказывал свои сомнения Антон, петляя взглядом по ножкам стола и полу. - Ведь она… она меня не любит, не так ли…

- Верно, не любит. Но, если захотите, она полюбит вас. Правда, ненадолго. Видите ли… Сегодня вечером есть большая вероятность того, что она… погибнет, - Ангел повернулся всем корпусом к Антону и без удивления заметил на его побледневшем лице застывший ужас.

- О, Господи… нет… только не это… - мысли путались в голове Антона. Он обернулся на ничего не подозревавшую Светлану, отшатнулся в сторону от нахлынувшего видения ее возможной смерти и, обессиленный, опустился на стул, услужливо подставленный ему Ангелом. После минуты напряженного молчания Антон вновь заговорил: - Послушайте, кто вы там… Ангел или… не важно. Если вы в силах что-то сделать… Если вы можете ее спасти, то… У меня есть только одно желание. Чтобы она была жива и счастлива.

- Даже если она будет счастлива с другим мужчиной? – поинтересовался, словно между прочим, Ангел, с большим вниманием разглядывая свои ногти.

- Даже если так, - Антон сглотнул подступивший к горлу комок и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, так невыносимо сейчас сжимавшей ему шею, что казалось, будто он задохнется, если не освободит воротник.

 Ангел прогулялся из стороны в сторону, искоса поглядывая на Антона, словно прикидывая, насколько тот способен пожертвовать собственными чувствами ради спасения любимой.

- Ну, хорошо. Есть человек, который может ее спасти, - сказал Ангел, усаживаясь на край стола прямо напротив Антона и пристально глядя ему в лицо. Антон поднял голову. Надежда вспыхнула в его глазах как пламя, сердце учащенно забилось.

- Кто он? – спросил Антон с дрожью в голосе.

- Есть мужчина, который предписан Светлане судьбой, - взмахнул рукой Ангел, возведя глаза вверх. - Они подходят друг другу столь же идеально, как рассвет – небу. Вместе они могли бы быть счастливы до конца своей жизни. Никто другой так не смог бы любить ее, как он, так носить на руках… А она… ни с кем бы другим… - Ангел осекся, увидев, как померк взгляд Антона. В глазах его уже почти проступали слезы, но лишь очень внимательный наблюдатель сумел бы разглядеть их. Молодой человек достаточно хорошо держал себя в руках, стараясь не выдать обрушившуюся на него боль.

- Я слушаю… - с трудом произнес Антон, увидев замешательство Ангела.

- Так вот. Только он может спасти ее. И от смерти, и от такой… гм… безрадостной жизни. Сделать ее счастливой, веселой, любящей. Но… – всплеснул руками Ангел.

 Антон поднял давно поникшую голову:

- Что - но?

- Но им никогда не встретиться в стенах этого офиса. Что мы только не делали, чтобы познакомить их! Его нужно срочно найти и привести к ней. Сегодня же. Иначе… они так никогда и не встретятся. И это может быть ее последний вечер в жизни. Так-то.

- А я? Что могу сделать я? – Антон крепко сжал пальцами стул, на котором сидел.

- Как – что? Найти его! И привести к ней! – удивленно выпалил Ангел, словно все это было итак очевидно.

- Как же я его найду?.. – вскочил с места Антон.

- Я вас приведу к нему. Если вы готовы, то… мы уходим, - движением руки Ангел указал на дверь.

 Антон снял с вешалки свою куртку и решительно кивнул в сторону выхода. Ангел улыбнулся и вышел первым.

 

*  *  *

За столиком в пустом кафе сидели двое. Один в длинном белом плаще, второй – в обычной куртке. Мужчина в плаще с удовольствием потягивал горячий шоколад, тогда как давно остывший кофе перед его товарищем стоял совсем не тронутый.

 - Он должен прийти сюда? Вы ничего не путаете? – наклонившись через стол к своему собеседнику, спросил Антон и покосился на стоящего за барной стойкой бармена с очень недружелюбным лицом.

 Подошедший официант с таким же выражением лица, как у его коллеги, но старающийся выдавить из себя улыбку, спросил:

- Может быть, вы желаете счет? Мы скоро закрываемся.

 Антон вопросительно посмотрел на своего компаньона. Тот заглянул в свою пустую чашку и кивнул:

- Да, счет, пожалуйста. И… еще две чашки шоколада!  - и вслед уходящему официанту крикнул: - И две булочки!

- Я не буду. Я вообще не могу ни есть, ни пить… - проворчал Антон, оглядываясь по сторонам и пытаясь рассмотреть прохожих сквозь витрины с разноцветными огоньками-лампочками.

- Обе – мне, - улыбнулся Ангел.

 Официант принес счет и заказ.

 - Вы ведь заплатите? – улыбнулся Ангел Антону и в ответ на нахмуренный взгляд последнего добавил, пожимая плечами: - Ну, сами посудите, откуда деньги у Ангелов?

 Антон молча полез в карман за портмоне. Извлек нужную купюру, рассчитался. Снова стал обеспокоенно оглядываться. Ангел вдохнул аромат дымящегося шоколада и в предвкушении удовольствия откинулся на стуле.

 - Мы сидим здесь уже часа два. Он точно придет сюда, вы ничего не путаете? - Антон нервно посмотрел на часы. - Что если… мы опоздаем? С ней сейчас все в порядке?

 Ангел тяжело вздохнул, отодвинул в сторону недопитый шоколад, завернул оставшуюся булочку в салфетку, сунул ее в карман и встал.

- Идем, - коротко сказал он на радость бармену и официанту, которые заметно оживились, предчувствуя уход надоедливых посетителей.

 *  *  *

Они вышли на улицу. Вокруг горели яркие праздничные огни, под ногами лежал снег, а в воздухе медленно, словно вовсе не собираясь падать на землю, в свете вечерних фонарей кружили огромные пушистые снежинки. Было тепло и спокойно. Казалось, что даже пахнет по-особенному приятно, празднично. Редкие прохожие куда-то торопились, посмеиваясь и весело переговариваясь. Кто-то тащил за собой санки с ребенком, хватающим на лету падающий снег открытым ртом.

 Антон стоял рядом с Ангелом, наблюдая все это великолепие Рождественского вечера. Ангел потянулся, встряхнул спрятанными на время пребывания в кафе крыльями и расправил их за спиной.

 - Люблю Рождество! – произнес он, подставив лицо кружащим в воздухе снежинкам, и от удовольствия закрыл глаза.

Антон сурово посмотрел на него, толкнул в плечо:

- Прошу вас не забывать, господин Ангел, о нашей цели.

- А? Что? – словно очнувшись, встрепенулся Ангел, открыв глаза.

 Крылатый спутник Антона, зевая, посмотрел на часы, вдруг лицо его приобрело встревоженный вид. Он поднял глаза на Антона:

- Пора! Торопитесь! Вот по этому тротуару! Она скоро выйдет из-за угла!

- А… а он? – занервничал Антон, которого Ангел уже выталкивал вперед.

- И он там тоже появится! Очень скоро! На углу ей на голову должна упасть огромная сосулька! Если вы опоздаете…

Антон кинулся бежать вперед, резко остановился и обернулся к Ангелу:

- Но как я его узнаю?!

- У него на плече будет…

- Что будет?! – махал руками от нетерпения Антон, вертясь на месте и бросая встревоженный взгляд то вдаль, то на Ангела.

- Ну… как это сказать… голубь пометит… плечо, - на пальцах жестами попытался объяснить Ангел.

- Тьфу ты черт! – раздраженно выругался Антон, мчась в направлении, указанном Ангелом, и одновременно оглядываясь по сторонам в поисках прохожего с испачканным плечом. Но все прохожие словно провалились сквозь землю. Он был совершенно один на этой улице.

 Уже почти добежав до угла, Антон остановился и снова стал растерянно оглядываться, топчась на месте. Повернув голову, он с удивлением увидел Светлану, которая уже шла ему навстречу. Правда, смотрела она куда-то сквозь него. И вдруг она остановилась, уронив что-то в снег. Наклонилась и подняла перчатку. Сердце Антона бешено колотилось. Он искал глазами ее спасителя, которого не было даже в поле зрения. Антон снова посмотрел на Светлану, она стояла на прежнем месте, пытаясь что-то найти в своей сумочке. Он поднял глаза выше и увидел прямо над ее головой застывшую огромную сосульку, свисающую с крыши на высоте пяти-семи метров. А спасителя, ее суженого нигде не было…

 - Да где же он… - взвыл Антон, не зная, что ему делать, и от отчаяния схватился руками за голову.

 И вдруг сосулька сорвалась вниз…

 Никогда прежде Антон не прыгал так далеко и так стремительно. Ему казалось, что он не прыгнул, а взлетел. Сбив с ног Светлану, Антон в прыжке отдалил ее от опасного места, окунув в мягкий сугроб. Сосулька со звоном разлетелась в стороны, ударившись о плитку тротуара. Они оба, Светлана и Антон, посмотрели на осколки и начали медленно вставать, отряхивая снег неловкими движениями.

 - Спасибо вам… - сказала Светлана. А Антон все еще оглядывался в надежде увидеть того, кого искал весь вечер. – Мы с вами прежде не встречались?.. Ваше лицо мне кажется знакомым…

- Да, мы… работаем с вами в одном офисе. Уже полгода.

- Правда?.. Никогда не замечала… - прошептала Светлана.

- Да, я вас тоже… едва узнал, - солгал Антон, вертясь на месте и вглядываясь в темные повороты улиц.

- Вы кого-то ищете?

- Не поверите, - сказал Антон, поворачиваясь к ней и отряхивая снег с ее пальто, - вы должны сегодня встретить здесь свою судьбу. Суженого. На всю жизнь.

 Светлана подумала, не пьян ли этот молодой человек, так серьезно он об этом говорил. Но было не похоже, что он выпил в этот вечер хоть что-то горячительного. Она усмехнулась:

- Пожалуй, вы правы.

- Нет, правда. Вы, конечно, не верите мне… - стал оправдываться Антон, но что-то шлепнулось ему на плечо, и они оба со Светланой подняли головы на пролетающего над ними голубя.

- О, это на счастье! – сказала она с улыбкой.

Он рассерженно зачерпнул ладонью пригоршню снега, чтобы оттереть оставленное птицей пятно, как вдруг рука его замерла. Антон удивленно посмотрел на Светлану, глаза его вспыхнули новым светом, словно на него снизошло озарение над давно мучившей головоломкой. Вдруг он увидел через дорогу стоящего напротив Ангела. Тот махнул ему рукой, усмехнулся и исчез. Антон так и стоял, остолбенев, еще некоторое время, пока Светлана не вывела его из оцепенения:

- Я не знаю, как вас отблагодарить. Но, может быть, вы согласитесь сегодня выпить со мной чай или кофе?

Антон посмотрел на нее так, словно она заговорила с ним на иностранном языке. Опомнившись, он расправил грудь, подставив ей свой локоть, чтобы она могла взять его под руку.

-О да, я знаю здесь одно чудесное кафе… В двух шагах отсюда… Там готовят изумительный шоколад!

 Ангел стоял на крыше и смотрел вниз. Достав из кармана припасенную булочку, он раскрошил ее и бросил под ноги. Слетелись голуби и стали клевать угощение. Этих пернатых часто приходится привлекать для особо важных заданий. Ангел достал из кармана лист бумаги и развернул его. Это был список имен, напротив каждого из них стола галочка, кроме двух последних. Это были имена Антона и Светланы. С огромным удовлетворением и чувством собственного достоинства он поставил напротив этих имен две галочки и, щелкнув пальцами, исчез.

 *  *  *

В том кафе, откуда не так давно вышли Антон с Ангелом, бармен налил себе и официанту по стаканчику какого-то напитка и, не успели они чокнутся и выпить, как один из них увидел через стекло витрины приближающуюся пару. Молодой человек был уже знаком им.

- Ты дверь закрыл? – уставился на официанта бармен. - Или мы тут до утра посетителей принимать будем?

Официант бросился к двери.

Антон дернул ручку кафе, было закрыто.

- Похоже, не судьба, - вздохнул он. – Это было последнее открытое кафе в этот вечер.

- Вы знаете, Антон,  - ответила Светлана, - думаю, что я могу сварить шоколад не хуже, чем в этом кафе.

- Правда? – сделав вид, что задумался, Антон прищурил глаза. - Что ж, я рискну его попробовать.

- Тогда пойдемте, - и Светлана увлекла по тротуару своего спасителя вдоль разноцветных огней праздничных витрин.

* * *

От daniel_sunny

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Яндекс.Метрика