Авторская Программа
Авторская Программа
Авторская Программа
КИНО
МУЗЫКА
Метки и теги
Авторизация
Гадания онлайн
Гадания онлайн
Главные новости
Вопрос - Ответ
Наш опрос
Откуда Вы о нас узнали?
Рассылка новостей
Партнёры:

Туристический комплекс



Вселенная радости



Тренинги и семинары по психологии


Долина Белого Шамана
» » » "История магии и оккультизма" Курт Зелигманн

"История магии и оккультизма" Курт Зелигманн

8. Скоморох

    "Рассказчикам дивных историй следует прощать поэтические вольности" 
    Элифас Леви 
     
    И все же трудно расстаться с картами Таро, не остановившись немного подробнее хотя бы на одном старшем аркане. Для этой цели мы избрали первый аркан - Скомороха. Его число - единица; на современных колодах рядом с этим числом изображают также еврейскую букву Алеф. Почему во главе этой удивительной колоды поместили жонглера, фокусника, иллюзиониста? Быть может, это намек на то, что вопреки всем нашим усилиям упорядочить мироздание, мы обречены оставаться жертвами иллюзии? Алеф в Каббале символизирует дух Бога живого. Соотносить число 1 с простым фокусником кажется кощунством: ведь жонглер-скоморох - заклятый враг мага и священника. Он лишь имитирует чудеса с помощью ловкости рук; его ремесло - рассадник скептицизма. И все же некоторые гадатели отождествляют эту фигуру с каббалистическим духом Божьим. Буква ( (Алеф), - утверждают они, - отражена уже в самой фигуре жонглера, который стоит, прогнув спину назад, одну руку подняв, а вторую - опустив. Он и есть Алеф, дух - владыка вселенной, раскинувшейся перед ним, как стол перед Скоморохом на карте Таро. Одной рукой он указывает вверх, другой - вниз, подтверждая учение Гермеса Трисмегиста, гласящее: "Что наверху, то и внизу". Малый мир - человек - содержит все элементы, из которых состоит вселенная. Изучая человека, мы поймем все чудеса Творения. 
    Кур де Жебелен трактует Скомороха очень сурово, с пессимизмом, вполне достойным ученого предреволюционной эпохи. Колода старших арканов, - заявляет он, - начинается с обманщика и завершается дураком. И Человек, которому она посвящена в целом, заслуживает такой компании. Но кто же во времена де Жебелена был дураком и кто был обманщиком? Французский король, вся политика которого сводилась к плутовству и сентиментальности, который пустил на самотек все важнейшие дела; а вместе с ним - ученые и филантропы, уверовавшие, что их миссия - вести народ в светлое будущее, но забывшие, что мечтами и теориями не накормить голодные толпы, уже готовые растерзать их, как дикие звери. Скоморох уже занес свой жезл - народную дубину - и готов смести ею со стола и монеты торговцев, и чаши священников, и мечи аристократии! 
    Египтяне, - заявляет Жебелен, - располагали старшие арканы по убывающей, в порядке от самого большого номера до единицы. Таким образом, Скоморох для них оказывался аллегорическим изображением дольнего мира. "Он стоит во главе мирского правительства; он означает, что сия жизнь - не более чем сон, иллюзия фокусника, вечная игра случая, зависящая от тысяч обстоятельств". Изображение Скомороха из колоды Таро, отпечатанной в Париже в 1500 году, носит политический характер. Облаченный в одеяние волхва или пастуха, этот Скоморох дает советы королю, который склонился над картой, разложенной на столе. В позе правителя отображены замешательство и раздумья: он пытается разрешить какую-то непростую дилемму. Есть на этой карте и третья фигура - королевский шут, который прислушивается к разговору с напряженным вниманием и следит за руками Скомороха, указывающими сразу на два места на карте. Что это - снова символы горнего и дольнего миров? Или намек на то, что Скоморох за счет своей интеллектуальной мощи способен примирять противоречия и находить между ними компромисс? Король, шут и Скоморох обсуждают судьбы государства. Но они потерпят неудачу, ибо здесь же изображена пародия на их занятие: обезьянка ищет блох в шерсти спящей собаки. 
    Альет ценил этот аркан невысоко. Он полагал, что такой низменный персонаж не вправе стоять у начала "Царского Пути". Поэтому он приписал Скомороху номер XV, который в традиционной колоде отведен Дьяволу. "Скоморох, - утверждает Эттейла, - обозначает болезнь, хотя его незаслуженно считали символом Здоровья". Столь примитивный метод толкования не пришелся по вкусу знаменитым магам XIX столетия. Элифас Леви, именовавший Альета "вдохновенным цирюльником", тем не менее, отверг его банальные суждения. Значение всякой карты, по его мнению, следовало искать во многих мирах: в мире божественном, в мире природы, в мире человека, в мире разума и, наконец, в мире тьмы. Таро для Леви - это монументальная сумма всех древних откровений, ключ к разгадке египетских иероглифов, а также ко всей мудрости Соломона и священным писаниям Еноха и Гермеса. Такой подход открывал перед картомантами огромные возможности. Под влиянием Леви Папюс сформулировал самую напыщенную из известных нам трактовок Скомороха: "Се Человек как совокупное единство, принцип главенства и власти над землею. Из этого иероглифического значения выводятся идеи единства и принципа, который определяет единство. Человек или микрокосм, единство и первоначало: таков смысл Скомороха". 
    "Но внимательное рассмотрение этого первого аркана, - продолжает он, - еще более просветит нас". Согласно Папюсу, шляпа Скомороха имеет форму, аналогичную символу Вечной Жизни - (, который в математике обозначает бесконечность. Нижняя часть этой карты олицетворяет Землю и украшена символами природы. В средней части помещен человек, стоящий за столом, на котором разложены кубки, мечи и пентакли. Четвертую эмблему мастей младших арканов - посох, или жезл, - Скоморох держит в поднятой руке. Значение этих четырех эмблем Папюс объясняет каббалистически. Они соответствуют четырем буквам Тетраграмматона - имени Иеговы - отождествляется с посохом и символизирует активное начало Бога; первая - это кубок или чаша, олицетворяющая пассивное начало мира; меч, символ уравновешивающего начала, т.е. человека. Вторая (последняя буква) - это "циклический символ вечности, объединяющий три упомянутые начала". Эти символы, - утверждает Папюс, - соответствуют четырем великим кастам человечества: люди буквы - изобретатели, интеллектуальная элита; люди первой - хранители великих истин, открытых изобретателями. Третья каста - меченосцы, защитники достижений, сделанных мыслителями. Это - воины, элита меча. Последняя каста - это массы, из гущи которых рождаются элитарные представители трех первых каст. 
    На карте Скомороха эти символы разбросаны в беспорядке, тогда как на рисунке двадцать первого аркана, Мир, они упорядочены и размещены в четырех углах. Четыре эмблемы апостолов - не что иное как все тот же Тетраграмматон. Две эти карты дополняют друг друга. Числа 1 и 21 дают в сумме 22, т.е. всю совокупность старших арканов. Подводя итог своим рассуждениям, Папюс заявляет, что "наверху в этой фигуре сокрыто число букв, внизу - 'простонародные имена' карты. Справа от фигуры помещаются три мира: Бога, Человека и Природы. Внизу находится абсолютный ключ, в согласии с числом обращений слова YHVH". 
    Как воспользоваться этими оккультными намеками для истолкования карты Скомороха? Это лишь один из множества вопросов, на которые Папюс не дает ясного ответа. Элифас Леви объявил, что "истину можно окутывать покровами, но не должно скрывать от народа". Нам представляется, что Папюс одел Скомороха слишком тепло. Поэтому обратимся к любезному Освальду Уэрту, который говорит, что эта карта намекает в позитивном смысле на следующие качества человека: инициатива, непосредственность мышления, острая проницательность и понятливость, смекалка, самоконтроль, независимость, умение противостоять чужим внушениям, свобода от всех предрассудков. В амбивалентном же или негативном смысле Скомороха можно истолковать как указание на проворство, хитрость, изысканность, дипломатичность, убедительность, способности адвоката, практичность, ловкость, возбудимость, неразборчивость, агрессивность, интриганство, лживость, жульничество, шарлатанство и злоупотребление людской доверчивостью. 
    Итак, мы получили наконец полный перечень весьма неоднозначных качеств первого из старших арканов, из которых картоманту предстоит сделать выбор в соответствии со значениями других карт расклада. Само собой разумеется, что чем ближе лежит другая карта к Скомороху, тем сильнее она на него влияет. Если Скомороха окружают неблагоприятные карты, то вопрошающему грозит неудача. Важно также учитывать, прямым или перевернутым оказался Скоморох: в первом случае он имеет позитивное значение, во втором - негативное. 
    В метафизической интерпретации этой карты Уэрт в основном полагается на толкование Папюса. Он также отождествляет четыре буквы имени Бога с четырьмя эмблемами евангелистов. Однако, обогащая систему соответствий, Уэрт добавляет четыре элемента (четыре стихии) к этой мистической четверице. 
    Чтобы овладеть четырьмя мистическими инструментами, должно пройти испытание четырьмя стихиями. Во-первых, следует одержать победу над Воздухом, чего каббалист достигает посредством слова. Эта победа дарует ему меч - символ слова, отгоняющего фантомы страха. Победа над Водой увенчается обретением Святого Грааля - чаши мудрости. Испытание огнем, высшее посвящение, будет вознаграждено обретением королевского скипетра, означающего, что мудрец обладает властью над миром и воплощает в себе суверенную волю. 
    Уэрт не ограничивается изложением качеств вопрошающего: он дает также советы этического толка, помогающие на пути самосовершенствования. Первое условие - постоянно действовать, даже если усилия кажутся бесплодными. Действие лучше праздности. И в самом деле, аркан Скоморох изображает вечное движение всего сущего в мире, в теле и разуме человека. "Этот человек, - пишет Уэрт, - должен завершить свою миссию, состоящую в том, чтобы сотворить самого себя, стать человеком целостным, homo totus". Такой путь самосовершенствования современные психологи назвали бы процессом индивидуации. Целостный человек, согласно Уэрту, суть воплощение первоначала, основополагающего единства "я". Эта идея довольно близка психологическим теориям Карла Густава Юнга, о котором следует вспомнить здесь еще и потому, что некоторые мастера Таро говорят о герметизме как способе осуществления указанной миссии. Тот факт, что на рисунке видны только три ножки стола, не случаен. Согласно Уэрту, они символизируют серу, соль и ртуть - три столпа материального мира, "опоры элементарной субстанции, доступной нашим чувствам". 
    Миссис Джон Кинг ван Ренсселар добавляет к этой интерпретации несколько любопытных наблюдений. Убежденная в том, что предшественниками Таро были гадальные стрелы или жезлы, она размышляет о том, почему Скоморох стоит за столом и держит в руке посох. Этот посох - магический жезл, "без труда опознанный как таковой проницательным французом" (Жебеленом). "Это один из знаков младших арканов, изображенный на тузе Посохов, Шестов или Скипетров... и, вложенный в руку вопрошающего, он означает, что первого наделяют властью обратиться за советом к оракулу". Стол же, по мнению миссис ван Ренсселар, - атрибут древнего культа. 
    В древности бытовал обычай вопрошать божество о будущей профессии ребенка. Древние греки и египтяне приводили мальчика, достигшего совершеннолетия, в храм, где тот должен был взять с алтаря предмет по своему выбору. Если мальчик хватался за меч, это означало, что он станет воином. Кубок предвещал ремесло жреца или счастье в любви. Это объясняет, почему Скоморох - символ вопрошающего - стоит у истоков гадания: перед ним открыты все возможности, пока карты Таро не вынесли свой вердикт. Впереди вопрошающего могут ждать и добро, и зло, о чем говорят жесты Скомороха. Еще Папюс заметил, что этот "человек одной рукой взыскует Бога, а вторую опускает вниз, дабы призвать демона, и так объединяет собой божественное и дьявольское в человечестве". 
    Картомант должен понять, что именно предпочитает и считает для себя желаемым клиент - добро или зло. Он должен понять, что именно соответствует сущности вопрошающего, а что ему чуждо. Для вопрошающего это самый опасный момент: сейчас он попадает во власть гадателя. Ощущения его могут походить на чувства пациента, который входит в операционную, еще не зная, на что способен хирург. Элифас Леви предостерегает своих читателей, говоря, что "картомантия в правильном ее понимании - это самое настоящее совещание с духами". Необходимое условие для этого - хороший медиум, "в противном случае карты Таро опасны и мы никому не рекомендуем прибегать к ним". Если вопрошающий попадет в руки шарлатана, тот может предложить ему ложный выбор, поступив как сапожник, занимающий место Скомороха в искаженной итальянской колоде. Первый из старших арканов Таро именуют также "пагад". Это таинственное слово, согласно Парравичиньо, происходит от "Paghead" - "судьба". Итальянцы же истолковали его как "bagatto" - "сапожник", на столе которого разложены шила, молотки и прочие инструменты. Выбор для вопрошающего, скажем прямо, небогатый! Кое-кто называет Скомороха "Il Bagatel" - "пустячок". Но, как утверждают в один голос все специалисты, в картах Таро нет ничего пустякового. 
    

 

9. Реформаторы

    "Учись знать все, оставаясь непознанным" 
    Девиз гностиков 
     
    В шестнадцатом веке Парацельс предрекал, что мир скоро преобразится. В своем трактате о металлах он предсказывает, что "Бог допустит совершить открытие величайшей важности; оно должно быть сокрыто до пришествия художника Элиаса". Весь ученый мир и, в первую очередь, последователи Парацельса, строили бесчисленные гипотезы об этом грядущем преображении мира и о том, кто положит ему начало. Никто не сомневался в принципиальной возможности этой фундаментальной перемены, которой желали все. Разве Реформация не стала уже одним из великих поворотных моментов в истории человечества? Впрочем, как относился сам Парацельс к этой религиозной революции, остается загадкой. Признавая Лютера великим реформатором, он, однако, сохранял верность католицизму и заявлял, что желает стать реформатором в своей собственной области. Ведь брат Мартин не был в достаточной мере привержен магии и каббале. Разоблачив пороки своей эпохи, он, тем не менее, не сумел искоренить их. Маги надеялись, что в скором времени произойдет еще одна реформация, которая, в отличие от переворота, затеянного темпераментным монахом, объединит всех мудрецов мира на благо человечества. Это братство избранных будет вдохновляться благороднейшими чаяниями: целью их будет совершенствование самих себя и всей природы. 
    Этот идеал и создал благотворную почву для возникновения тайных обществ - таких, как Братство Золотого Креста, основанное Агриппой, Крестоносное Евангелическое Ополчение Люнеберга и еще несколько герметических групп, отождествлявших философский камень с Абсолютом и веривших, что успешная трансмутация - это всего лишь один и весьма незначительный признак достижения совершенства. Парацельс объявил, что комета 1572 года была "знаком и вестником надвигающейся революции"*. Многие маги и интеллектуалы стремились объединить усилия, дабы встретить это прекрасное будущее сообща; немало находилось и таких, кто предлагал собственные проекты духовного содержания и организации гипотетического общества мудрецов. 
    В 1614 году вошла в обращение брошюра на немецком языке, озаглавленный "Реформация мира". Откуда он появился, никто не знал. Этот краткий сатирический трактат был написан от лица бога Аполлона, который при поддержке мудрецов древности и современности выступил с предложением реформировать вселенную. Попытка эта оказалась тщетной. Высказалось мнение, что этот трактат - дело рук розенкрейцеров. Как бы то ни было, он пришелся по душе многим интеллектуалам в разных странах, а потому неоднократно переиздавался и был переведен на многие языки. Можно с уверенностью утверждать, что автором этого текста был итальянец Траяно Боккалини, двумя годами ранее опубликовавший в Венеции свою книгу и убитый через год после этого события. Брошюра "Реформация мира" - немецкий перевод одной из глав книги Боккалини. Однако перевод этот был дополнен приложением, в котором содержался манифест под заглавием: "Fama Fraternitatis*, или Открытие братства достославнейшего Ордена Розы и Креста". Приведем его краткое содержание. 
    Новые открытия (открытие Америки, например) расширили сферу человеческого познания и пробудили надежду на то, что все искусства и науки смогут подняться на неслыханные дотоле высоты. Человек в конце концов познает всю меру своего благородства и раскроет все свои таланты, постигнет истинное значение самого себя как микрокосма. Если между добрыми и учеными людьми будет царить согласие, а не взаимное презрение, то человечество сможет открыть величайшие тайны природы. Реакционеры с их Галеном, Порфирием и Аристотелем, умолкнут при виде истинного света разума. Попытку достичь всего этого уже предпринял однажды Просвещенный Отец и Брат C.R.C. (Христиан Розенкрейц), почтенный предтеча Братства. В возрасте шестнадцати лет этот великий человек совершил паломничество в Святую Землю, а затем посетил Турцию и Аравию, где приобщился к священной тайной мудрости. Эту мудрость он изложил на латыни в книге под заглавием "M". После этого, исполняя наставление мудрецов, он отправился в Фес (Марокко). Все маги, которых он встречал здесь, поверяли ему по секрету свои знания. 
    Так Розенкрейц овладел в Фесе всей оккультной мудростью. Он понял, что человек должен находиться в гармонии с Богом, небесами и землей. Религия, политика, здоровье, характер, язык, слова и дела человека должны пребывать в согласии со Всем Сущим. Все болезни - от дьявола. 
    Из Феса Розенкрейц направился в Испанию, ликуя при мысли о благих познаниях, которые он везет в Европу. В Испании он также встретился с местными мудрецами и показал им новые, восхитительные плоды, созревшие на старинном древе философии. Но испанцы только высмеяли его. Не желая учиться ничему новому, они заявили: "Пусть улучшает себя тот, кто жаждет лишнего беспокойства". Точно так же отвечали Розенкрейцу и в других странах Европы. Лучший цвет учености западных народов отверг величайшие дары. 
    Однако мир в те дни уже был чреват бурными переменами. В трудах и муках он породил на свет нескольких мудрецов, таких, как Парацельс, которые, не входя в Братство, не принадлежали все же и к тем поверхностным, болтливым философам и лекарям, которые люто ненавидели каббалу, магию и оккультные тайны. Парацельс прочел розенкрейцерову книгу "M", и дух его возликовал. 
    Розенкрейц вернулся в Германию и, видя, что мир еще не созрел для его реформ, построил себе домик и поселился в нем, предавшись ученым занятиям. Он владел философским камнем, т.е. мог изготовлять золото и драгоценные камни, однако воздерживался от этого, ибо не находил применения сокровищам, не желая делиться ими с недостойными. Он принял только трех учеников и передал им все свое знание. Те записали учение, чтобы впоследствии передать его членам будущего Братства. Таким образом, основали Братство всего четыре человека. Позднее их число увеличилось до восьми, и они выработали следующую программу: 
    * Члены Братства не станут заниматься мирскими делами, за исключением бесплатного целительства больных. 
    * Члены Братства не будут носить монашеского одеяния. 
    * Члены Братства будут ежегодно встречаться в Доме Святого Духа. 
    * Члены Братства сами будут выбирать себе достойных преемников. 
    * Единственной печатью и подписью для них будут инициалы R.C. 
    * Братство должно оставаться тайным в течение ста лет. 
    Для выполнения филантропической миссии было избрано пятеро Братьев. Они посетили множество стран, совершая чудесные благодеяния. Кроме того, они написали несколько книг, в которых изложили свою идеологию. В 1484 году Христиан Розенкрейц умер в возрасте ста шести лет. Тело его предали тайному погребению, и местонахождение могилы осталось неизвестным. Впрочем, довольно скоро один из Братьев случайно обнаружил потайную дверь, ведущую в склеп. Над входом была выгравирована надпись: "POST CXX ANNOS PATEBO" ("Через сто двадцать лет я восстану"). 
    Это открытие придало новый импульс движению розенкрейцеров. Согласно пророчеству Мастера, настало время снять завесу тайны, скрывавшую Братство от непосвященных; следовало избрать и посвятить в орден новых избранников. Манифест завершается заявлением о том, что Братья исповедуют христианскую веру, и обещанием предоставить ученым людям Европы еще одну брошюру. До слуха Братьев долетят все отзывы о манифесте. Свои имена они пока не желают разглашать. Но всякий, кто искренне захочет присоединиться к ним и окажется достойным этого, будет принят в орден*. 
    Этот первый манифест произвел потрясающее впечатление; все откликнулись на него. Любопытные стремились узнать о таинственном братстве как можно больше. Люди с художественным складом ума восхищались прекрасной подачей материала. Ученые пытались уловить обрывки божественной мудрости, о которой столь убедительно говорилось в манифесте. Мистиков и магов привлекали заявленные Братьями Розы и Креста благородные цели. Политики надеялись с помощью розенкрейцеров постичь тонкое искусство восстановления мира, порядка, финансового равновесия и взаимопонимания между государствами. Стяжатели (а таковых было немало) учуяли запах сокровищ. Больные тешили себя грезами о панацее, которая возвратит им телесную гармонию. И все до единого мечтали дожить, как Розенкрейц, по меньшей мере до ста шести лет. 
    Как и было обещано, год спустя появился второй манифест - "Признания Братства Розы и Креста". Такая исполнительность утвердила ученый мир в его чаяниях. Значит, эти розенкрейцеры и впрямь были людьми слова! Вторую брошюру издал в Касселе в 1615 году печатник Весселий. Читатели получили строгое предостережение: не следует делать поспешных выводов; следует подумать, прежде чем поверить или усомниться. После этого мудрого предупреждение авторы манифеста перешли к фактам, которые частью обескуражили публику. 
    Братья в равной мере осудили за святотатство Восток и Запад (Мухаммеда и папу Римского). "Признания" изобиловали яростными нападками на папу, "коего надлежит разорвать на части гвоздями". Братство предлагало свою помощь Священной Римской империи, подразумевая при этом и помощь материальную - не только советы, но и полновесное золото. Во второй главе "Признаний" розенкрейцеры атакуют философию, которая уже "находится при последнем издыхании". Обновленному миру понадобится новая философия. "Если некоторые из самых благонравных среди ученых откликнутся на наше братское приглашение, - заявляли розенкрейцеры, - они найдут среди нас куда более обильные и великие чудеса, нежели те, в которые они дотоле верили, коим удивлялись и кои исповедовали". 
    За этими похвальбами в третьей главе следовало очередное предостережение: Братья относятся к тайнам отнюдь не легкомысленно, ибо в их намерения не входит оказывать влияние на профанов. Четвертая же глава снова полна сумасбродных претензий. Вся мудрость, какая только была явлена человеку милостью Господней, получена от ангелов и духов или достигнута раздумьями и наблюдениями, - вся она без изъятия была доступна и ведома Отцу C.R.! Если бы все книги во всем мире были уничтожены, ничего страшного не случилось бы: благодаря своей мудрости розенкрейцеры могут вновь изложить все знания человечества в одном томе. Правда, в этом месте Братья снова становятся смиренны и скромны: мудрость их предназначена не столько для князей, сколько для простого люда. Однако тайны, которыми они владеют, недоступны косным и грубым умам, и всякого кандидата на вступление в орден будут судить и оценивать вдохновенные Братья. 
    "Признания" до конца выдерживают этот безупречно модулированный тон, настроенный если не на мировую гармонию, то уж, наверняка, на типичные реакции человека, и с успехом пробуждающий то надежды, то сомнения. Впрочем, последним авторы манифеста изобретательно противопоставляют рассудительные и скромные реплики. Все, чем они владеют, - смиренно утверждают Братья, - досталось им в дар, которого они не заслужили; но они изо всех сил постараются не разочаровать своих последователей. 
    В последних главах "Признания" подробнее знакомят читателя с идеями розенкрейцеров, самыми важными из которых нам представляются следующие. Господь запечатлел на механизме мироздания великие буквы; мудрый может прочесть их и тем самым постичь Творение. Конец мира близок; однако катастрофа будет смягчена новой реформой, к осуществлению которой вот-вот приступят силы добра. Братство не приписывает себе заслуги других возвышенных умов. Господь уже послал вестников перемен: в созвездиях Лебедя и Змеи появились новые звезды. Люди оценят эти слова, когда все мудрецы с открытым сердцем, непокрытой головой и босыми ногами двинутся навстречу восходящему Солнцу. Звезды предвещают, что слава Церкви скоро померкнет, и сообщают, сколько ей еще осталось править христианским миром. Буквы и знаки, начертанные Господом на вселенной, заключают в себе небеса, землю и всех живых тварей. На этом тайном шифре основан и магический алфавит розенкрейцеров, породивший новый оккультный язык. От начала мира существовала еще более великая книга, нежели Библия. Блажен владеющий ею; блаженнее читающий ее; но блаженнее всех тот, кто ее понимает. 
    Трансмутация - это естественное чудо природы, и универсальное лекарство можно изготовить природными методами. Но злоупотреблять этими чудесами не следует. Долой все сочинения псевдохимиков, лжецов и обманщиков! Долой их безобразные символы! Они кощунствуют, соединяя Святую Троицу с вещами суетными и пустыми. Братство Розы и Креста предлагает деньги, а не просит. Но любопытных и алчных знание может увлечь в бездну: они не захотят ничего, кроме роскошной праздной жизни. Посему им не следует нарушать священный покой Братьев. По воле Господа они наказаны: Братья владеют средствами помочь им, но, повинуясь Господнему велению, не станут этого делать. 
    Читателю, знакомому с некоторыми идеями Парацельса, будет очевидно, что Братство не предложило ничего нового, за исключением призыва к объединению знаний, накопленных за предыдущее столетие в разрозненных областях. Однако не возникает сомнений, что авторы манифеста обладали незаурядным умом и силой суггестии. Сколько именно человек писали это воззвание, сказать трудно. Из текста "Признаний" явствует, что на тот момент движение уже развернулось в полную силу. Желающим присоединиться к нему не нужно было преодолевать препятствия, связанные с организацией подобных обществ. Все уже было готово, и засекреченность Братства гарантировала безопасность кандидатам, которые страшились насмешек или гонений. Тайна, окутывавшая движение розенкрейцеров, была главным залогом его успеха. 
    С той поры тайные общества не теряли своей привлекательности для искателей истины. Вокруг Братства Розы и Креста разгорелась неистовая полемика. В защиту его выступали многие знаменитые ученые - Роберт Фладд, Михаэль Майер, Джон Хейдон, герметист Филалет. Правда, многие другие обрушились на розенкрейцеров с яростными нападками, но сторонники ордена превосходили его противников. Они искали возможности присоединиться к Братьям, но никто не знал, где живут эти просветленные мудрецы и где искать Дом Святого Духа. Кандидаты вывешивали заявления на стенах городских ратуш, надеясь, что в назначенное время их встретит и проводит к Братьям некий таинственный путник. Но все было тщетно: розенкрейцеры так и не объявились. А потому ученым оставалось только спорить о невидимом Братстве. Нетерпение нарастало, и этим стали пользоваться шарлатаны, принимавшие на себя имя розенкрейцеров. Представляясь посланниками Братства, они выманивали крупные суммы у легковерных кандидатов, но рано или поздно оказывались в тюрьме или на виселице. 
    В Париже, где Братья заявили о своем существовании, вывесив афишу с воззванием, мнения разделились, как и в Германии. Власти заподозрили политический заговор, подстрекаемый зарейнскими правительствами. Декарт тщательно расследовал это дело и направил в Германию шпионов, но ни одного розенкрейцера найти не удалось. Добропорядочные французы считали Братьев колдунами, продавшими душу дьяволу и получившими от него способность становиться невидимыми и расплачиваться золотом, которое спустя немного времени превращалось в лоскутья кожи или роговые пластинки. Опознать такого чародея якобы можно было по перстню с огромным сапфиром. Священники призывали прихожан остерегаться этих слуг дьявола. Матросы уверяли, что видели у английского побережья розенкрейцера, летевшего по воздуху верхом на демоне; затем колдун бесследно исчез в волнах. Один за другим выходили памфлеты. Но Братья оставались невидимками. 
    

 

10. Валентин Андреа

    Немецкая фамилия "Розенкрейц" означает "Розовый крест" или "Крест из роз". Название Братства происходит от имени его легендарного основателя. Его эмблемой были темный крест и светлая роза, сочетавшиеся различными способами. Темный крест символизировал жертвоприношение и испытание, а светлая роза - блаженство и награду. Современник розенкрейцеров, Андреас Либавий, замечает, что печать Мартина Лютера странным образом походит на некоторые розенкрейцерские знаки, и делает из этого вывод, что Братство сформировалось под духовным руководством Мартина Лютера. Впрочем, несмотря на определенные признаки нетерпимости, отразившиеся в их программе, Братья ставили перед собой заметно более высокие цели, чем обыденная борьба с папой Римским. Великим авторитетом для них был не только Лютер, но и Теофраст Парацельс, на учении которого и основывался их идеализм, житейский и иррациональный одновременно. У Парацельса они заимствовали и свои чудеса - изготовление гомункула, обращение за помощью к духам-посредникам и духам стихий, идею "печати", которую полагает природа на всякое творение, и т.д. 
    Но Парацельс был давно мертв, равно как и Розенкрейц. А манифесты писали люди из плоти и крови, хотя публика и начинала подозревать, что авторами их были духи или демоны. В числе апологетов Братства оказался некий лютеранский пастор Валентин Андреа, или Андреас (1586 - 1654). Он обнародовал в защиту розенкрейцеров несколько трактатов, отпечатанных в Страсбурге в 1619 и 1620 гг. В этих брошюрах - "Вавилонская башня", "Описание христианской республики" и др. - предлагалась коренная трансформация европейского общества, для чего требовалось собрать энергичных реформаторов и добровольцев. 
    Андреа был блестящим ученым: он знал пять языков и еще в юности посетил несколько европейских государств. Сменив ряд церковных должностей, он в конце концов получил пост капеллана при дворе герцога Вюртембергского, но затем подал в отставку по причине пошатнувшегося здоровья, интриг, которые плели против него недоброжелатели, а, главное, из-за тех несчастий, в которые ввергла его родную Германию Тридцатилетняя война. Ожесточение и отчаяние сократили жизнь этому достойному пастору, и он умер от апоплексического удара. 
    На гербе Андреа изображены андреевский крест и четыре розы. Многие полагали, что именно он являлся основателем Братства Розы и Креста: слишком уж походили его геральдические знаки на эмблему розенкрейцеров. Более того, перу Андреа принадлежит художественное произведение под названием "Герметический роман", или "Химическая свадьба, изложенная на верхненемецком языке Христианом Розенкрейцем". Андреа признал эту аллегорическую "автобиографию" Розенкрейца, опубликованную в 1616 году, своим сочинением. В романе содержались следующие слова: "Я облачился в Белые полотняные одежды, накинул на плечи кроваво-красный плащ, завязав его крестообразно, а к шляпе прикрепил четыре красных розы"*. Это означало, что Христиан Розенкрейц украсил себя геральдическими знаками рода Андреа. А следовательно, можно предположить, что Розенкрейц и Андреа - одно и то же лицо. Впрочем, полностью прояснить истоки движения розенкрейцеров до сих пор не удалось, и некоторые современные авторы полагают, что общество Розы и Креста возникло еще в средние века. 
    О "Химической свадьбе" критики отозвались как о "комическом романе, написанном с исключительным талантом". Эта краткая похвала - единственный критический отзыв на данное сочинение, который нам удалось найти. Факт, достойный удивления! Ведь "Химическая свадьба" - произведение поистине уникальное. С первых же строк она увлекает нас в чудесное путешествие по герметическому миру. Подавляющее большинство алхимических трактатов изобилуют беспорядочно нагроможденными символами, связанными между собой лишь сухими доктринерскими "разъяснениями", которые создают только лишнюю путаницу, так, что даже самые увлекательные тайны становятся скучными из-за монотонности и напыщенности слога. Читать герметические трактаты, особенно написанные в барочную эпоху, очень утомительно, поскольку никому из писателей и поэтов не удавалось вдохнуть жизнь в столь многочисленные и стереотипные символы. Однако Валентин Андреа смог преодолеть эту скверную традицию. Самые глубокие тайны и мистерии он излагает в легком, подчас шутливом, тоне. Алхимические аллегории оживают и вступают в действие как фантастические существа, люди, животные и разнообразные инструменты. В отличие от медлительной поступи алхимических трактатов, роман Андреа бодр и подвижен. 
    Герой романа, Розенкрейц, ничего не подозревая сидит за столом и ест пасхального ягненка. Но тут к нему является Дева-ангел и вручает золотое письмо: 
     
    День этот, этот, этот день 
    Есть королевской Свадьбы день, 
    Если ты рождением и выбором Бога 
    Приглашен на это празднество, 
    То возрадуйся! 
     
    Сама по себе "королевская свадьба" - это семиступенный алхимический процесс, ведущий к объединению мужского и женского принципов, Короля и Принцессы. Ангельская Дева отбывает, взмахнув на прощание крыльями, покрытыми множеством глаз. "...без единого слова она расправила крылья и улетела вверх, издав на своей прекрасной трубе такой могучий звук, что добрую четверть часа после этого весь холм отзывался на него эхом". Прочитав письмо, Розенкрейц понимает, что речь идет о той самой свадьбе, на которую семь лет назад он был приглашен в видении. 
    Затем Розенкрейц засыпает и видит сон. Он брошен в мрачную темницу вместе с другими страдальцами, которые все пытаются разорвать свои цепи и карабкаются друг на друга, стремясь подняться к свету. Розенкрейцу и еще нескольким избранным удается выбраться по веревке, спущенной сверху в темницу. Украсив себя розенкрейцерскими эмблемами, наш герой пускается в путь, дабы узреть бракосочетание Серебра и Золота. В дорогу он берет с собой символическую пищу - хлеб, соль и воду. По пути Розенкрейцу встречаются чудесные деревья и птицы, символические замки, почтенный Страж Врат, прекрасные девы, странные надписи на золотых табличках, сияющие факелы, таинственные врата, покрытые оккультными знаками и образами; миновав холмы, горы и равнины, он наконец является в Замок, где можно блуждать годами, так и не обойдя все дивные залы, подземелья и лестницы, так и не полюбовавшись на все астрономические инструменты, часовые механизмы, двери, картины, факелы и свечи, так и не встретившись со всеми незримыми ангелами, музыкантами, воинами в доспехах, пажами и прекрасными девами в лавровых венках и небесно-голубом бархате. 
    В огромном пиршественном зале Розенкрейц встречает других адептов, приглашенных и неприглашенных гостей на Свадьбе. Своей застенчивостью он вызывает всеобщий смех. За трапезой сильнее всего шумят наименее достойные. Но затем шум смолкает: ангельская Дева объявляет, что на следующий день всем гостям предстоит пройти испытание. Испытание состоит в том, что каждого гостя взвешивают на весах, на вторую чашу которых кладут семь гирь. Шарлатанов, оказавшихся слишком легкими, с позором изгоняют прочь. Царственных адептов, которым не удалось достичь высшего мастерства, отпускают с почетом, позволяя испить глоток Забвения, который спасет их от ненужных терзаний. Тех же, кто явился без приглашения, казнят. 
    Достойных провожают в сад, где взорам их предстают еще более дивные чудеса. Появляются алхимические животные: выходит лев с обнаженным мечом в лапе, а затем, среди благоговейной тишины, выступает из гущи темных деревьев белоснежный и величественный единорог в золотом ошейнике, с почтением преклоняющий колени перед львом. "Лев сломал меч, и осколки его упали в фонтан. Затем он заревел и ревел до тех пор, пока к нему не подлетел снежно-белый голубь с оливковой ветвью в клюве. Лев пожрал ветвь и успокоился. Единорог с радостью вернулся на свое место. Дева в это время повела нас назад, вниз по извивавшимся лестницам". Увенчанные лавровыми венками и облаченные в одежды с вышитыми знаками Золотого Солнца и Серебряной Луны, они спускаются на 365 ступеней. А затем происходит долгожданное событие: гостей представляют Королю. После аудиенции перед гостями разыгрывается чудесная комедия, представляющая семь стадий достижения совершенства. Избавляясь от традиционной символики, Андреа изображает приключения Короля и Королевы увлекательно и живо, проявляя незаурядный психологический талант. 
    Стадия гниения представлена в облике царя Мавров, который похищает Принцессу и увозит ее в свое мрачное царство. Ее спасают, но она по доброй воле возвращается к своему мучителю. Юный Король опять освобождает ее, но она снова становится добычей мавританского чудовища, который подвергает ее бичеванию. Теперь Принцесса обречена умереть от яда, но не погибает, а только заболевает проказой. Стыдясь своей болезни, она отказывается принять посланцев доброго Короля. Оскверненная, больная, лишенная всех царских почестей, она покоряется мучителю. Но после решающей битвы с Маврами Король в очередной раз освобождает Принцессу против ее воли. Близится седьмая стадия алхимического процесса - мистическая Свадьба. Свадьба празднуется с барочной роскошью, и действие со сцены незаметно переходит в реальность. Но реальность эта оказывается куда более странной, чем вымысел. Праздник обращается в кошмар: всех гостей за пиршественным столом начинают мучить дурные предчувствия. В зал вносят маленький хрустальный фонтан и хрустальную чашу с королевским напитком. Каждый гость отпивает из нее Глоток Молчания. 
    "Под звон колокола белые одежды были заменены на черные. Стены также задрапировали черным бархатом". Является палач, и всю королевскую семью обезглавливают! За этим следует день траура и скорби, ознаменовавшийся не менее удивительными событиями. Розенкрейц видит в глубоком подземелье обнаженную Венеру, которая покоится на богато убранной кровати. В тайных коридорах здесь порхает Купидон. В саду, куда затем выводят героя и других адептов, растет чудесное древо, роняющее плоды в фонтан. "Сирены, нимфы и морские богини" приветствуют гостей Свадьбы. К берегу озера подплывают мистические корабли. 
    Затем девы приводят алхимиков в башню, где те принимаются за труд воскрешения Короля и Королевы. Здесь их взорам предстают золотые глобусы и зеркала между окнами, висевшие "таким образом, что всюду было видно только отраженное солнце". Разрезав алмазом золотой глобус, Розенкрейц и его товарищи извлекают оттуда белоснежное яйцо феникса. Вылупившийся птенец питается кровью обезглавленных Королей и Королев. Его кровь, в свою очередь, оживляет казненных, которые сперва являются в виде гомункулов, ростом не более десяти сантиметров. Затем эти малютки чудесным образом начинают расти и превращаются в нормальных младенцев. Возрожденных Короля и Королеву кладут рядышком на стол и накрывают белой тафтой, после чего переносят на кровать и задергивают занавесками. Под надзором Купидона повенчанная пара вступает в брак. Но роман на этом не кончается: следуют новые удивительные события. "Король и Королева сели играть в игру наподобие шахмат, но фигурами в ней были добродетели и пороки. Из игры можно было увидеть, как пороки сидят в засаде, устроенной против добродетелей, и каким путем можно избежать неожиданной встречи с ними". Лишь спустя несколько страниц роман внезапно обрывается посередине предложения. К нему приписана концовка: "Здесь недостает двух листов". Нам так и не удается узнать дальнейшую судьбу героя и проследить за новыми приключениями королевской четы. 
    "Химическая свадьба" утоляла жажду чудесного в читателе, позволяла ему вернуться к детским мечтам и открывала перед ним убежище, спасающее от житейской рутины. Ведь в каждом взрослом живет ребенок, которого по-прежнему тянет поиграть, - а какая игра может быть увлекательней, чем поиски тайного знания? Подземелья человеческой души сродни мистическим лабиринтам, во тьме которых происходят безмолвные встречи при свечах, сродни секретным тайниками между двойными стенами замка, скрывающим в себе ослепительные сокровища. 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Яндекс.Метрика